Новости

Наша задача – сохранить благополучие ребенка – участники круглого стола обсудили соблюдение прав детей в семейных конфликтах

17. 11. 2022

В рамках круглого стола, проведенного по инициативе Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка, эксперты обсудили соблюдение прав детей при разрешении семейных споров об определении их места жительства и порядка общения с отдельно проживающими родителями и близкими родственниками.

К участию были приглашены представители профильных органов исполнительной власти – Министерства юстиции, Министерства просвещения, Министерства здравоохранения, Министерства внутренних дел, Генеральной прокуратуры и Федеральной службы судебных приставов России. В режиме ВКС присоединились детские омбудсмены из субъектов РФ, которые поделились региональным опытом правоприменительной практики по обсуждаемым вопросам.

Проблематику встречи обозначила заместитель начальника аппарата Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Гульнара Бенидзе. Она отметила, что Семейным кодексом РФ четко закреплено право несовершеннолетнего на общение с обоими родителями, с бабушками и дедушками, другими близкими родственниками, однако на практике оно не всегда реализуется в полной мере.

Актуальность темы подтверждается ростом числа обращений, поступающих в адрес Уполномоченного – за три года он составил 22 %. «Анализ показывает, что это в том числе обусловлено неспособностью родителей решать семейные споры без прохождения судебных тяжб», – говорит эксперт.

При этом она заметила, что существует три стадии рассмотрения обращений по семейным спорам: досудебная, судебная и в рамках исполнительного производства. Первая – более предпочтительна, потому что несет в себе меньше вреда для всех сторон конфликта и в первую очередь для ребенка.

Действующее законодательство предусматривает инструменты для досудебного урегулирования споров. К примеру, такие ресурсы есть у органов опеки и попечительства, которые, представляя интересы детей в родительских спорах, должны оказывать консультативную психологическую, педагогическую, юридическую, социальную, иную помощь семье, а также рекомендовать, в случае конфликта, проходить процедуру медиации. Однако родители либо недостаточно информированы о такой возможности, либо предпочитают ей не пользоваться, а сразу обращаются в суд, что не только не способствует урегулированию конфликта, но и не отвечает интересам ребенка.

Эксперты также отмечают, что на практике и сами органы опеки не всегда охотно используют имеющиеся в их распоряжении технологии, что нередко связано с формальным подходом или недостаточной подготовленностью сотрудников. В частности, в 2021 году по инициативе детского омбудсмена Минпросвещения России разработало методические рекомендации по сопровождению споров, связанных с воспитанием детей. Однако специалисты органов опеки из многих регионов сообщают, что они с ними не ознакомлены.

В этой связи Гульнара Бенидзе предложила максимально популяризовать медиативную помощь для конфликтующих родителей посредством размещения информации о ней на стендах в зданиях судов и через социальную рекламу. А также дополнительно обучать сотрудников учреждений социального обслуживания населения, включая органы опеки и попечительства.

Необходимость повышения квалификации специалистов признает и руководитель Федерального ресурсного центра в сфере защиты прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей ФГБУ «Центр защиты прав и интересов детей» Ольга Яровикова. Вместе с тем она считает, что процедура медиации должна осуществляться на профессиональном уровне: «Специалист органа опеки должен быть наделен правом привлекать профессиональных медиаторов к разрешению конфликта. Это должно происходить после предварительной беседы и определения необходимости такой поддержки». Также спикер предложила законодательно закрепить медиацию как обязательный элемент досудебного разрешения семейного спора.

Старший инспектор по особым поручениям ГУ по обеспечению охраны общественного порядка и координации взаимодействия с органами исполнительной власти субъектов РФ МВД России Евгения Георговская одну из проблем видит в слабом межведомственном взаимодействии. По ее словам, в случае поступившего заявления одного родителя в отношении другого, сотрудник органов внутренних дел проводит проверку фактов противоправных деяний в отношении ребенка: «Если нарушений не выявлено, неясно, куда дальше маршрутизировать родителей для урегулирования спора». Она предложила рассмотреть вопрос создания школ ответственного родительства, чтобы родители еще на этапе планирования семьи знали, как в дальнейшем действовать в различных жизненных ситуациях, в том числе при разводе.

Старший научный сотрудник Отдела судебно-психиатрической экспертизы в гражданском процессе ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Минздрава России Ольга Русаковская тоже считает, что упор нужно делать на досудебное разрешение споров: «Развод, который сопровождается судебным процессом – это всегда пролонгированная психотравмирующая ситуация. Родители в ней решают свои личностные задачи и не озабочены соблюдением наилучших интересов ребенка. Поэтому если нам удастся не довести до обращения в суд, это будет хорошо». Также она высказала обеспокоенность по поводу привлечения к оценке вреда психическому здоровью ребенка широкого круга организаций, специалисты которых, на ее взгляд, могут не иметь для этого необходимых компетенций. «Это должны делать проверенные сертифицированные эксперты», – считает Ольга Русаковская. 

В ходе заседания эксперты также обсудили сложности при исполнении связанных с семейными конфликтами судебных решений, возможность ужесточения мер воздействия на должников при продолжительном уклонении от выполнения своих обязательств, совершенствование действующего законодательства и актуализацию устаревшей нормативной правовой базы по обозначенным вопросам.

Все озвученные представителями профильных министерств и ведомств предложения войдут в итоговую резолюцию встречи, будут проанализированы и использованы в дальнейшей работе детского омбудсмена по улучшению положения детей в ситуации семейных споров.

Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка